Site Logo

Маленькое Общество Свободных Критиков

Литературный форум
 
Текущее время: 11 дек 2017, 18:09

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]



Новоприбывшие, обязательно ознакомьтесь с введением в МОСК!




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 11 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Мариам Петросян и "Дом, в котором..."
СообщениеДобавлено: 09 авг 2016, 18:51 
Читатель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 июн 2014, 23:24
Сообщений: 35
Имя пользователя: Горностай
Пол пользователя: Мужской
Очков репутации: 14
Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации


Не в сети
 Оффтоп о сцене и клинках
Как всегда, Вы играете блестяще. Декорации меняются, и Вы выходите на сцену, сжимая в руке деревянный меч. Рядом с Вами - дама в изящном черном платье и краснолицый горбун в шутовском наряде. Оба молчат. Чуть поодаль хмурит брови Ваш противник – мрачный темноволосый рыцарь. Он молод, в глазах беспокойство, бутафорский клинок тяжел для его руки. Остальные актеры в тени. Вы вступали в этот поединок десятки раз, и ясно помните реплики. Ваш голос звучит громко и уверенно, голос молодого рыцаря дрожит – это его дебют. Оскорбления, взаимные угрозы – все по тексту. Наконец, нужные слова сказаны, и рыцарь бросается вперед. Клинки сталкиваются! Вы наслаждаетесь горячкой боя, упиваетесь своей силой и мастерством. Спустя минуты соперник начинает задыхаться – сказываются нервы и неопытность. Зрители скрыты полумраком и хранят молчание, слышно дыхание Вашего противника, под тяжелыми шагами скрипят половицы. В нужный момент, строго по сценарию, вы совершаете рывок, укол – и поражаете рыцаря в шею! Он спотыкается и падает, зажимая рану. Из пакетика, закрепленного на рукаве актера, сочится красная краска, пачкает пальцы, капает на костюм.

Вдруг что-то неуловимо меняется.
Искуственная кровь необычно темного цвета и льется долго, гораздо дольше, чем следует. Молодой рыцарь хрипит, заливая багровым доски, меч выскальзывает из его руки, с лязгом падает на сцену. Не в силах пошевелиться, Вы следите за тем, как жизнь покидает его.
Время застывает.
Рыцарь не отводит от Вас взгляда до самого конца.
Дама в черном поворачивается и уходит прочь, горбатый шут хохочет, обнажая редкие гнилые зубы, падает на пол, бьется в судорогах, роняет слюну в припадке безумного веселья. У Вас шок.
Фанерные декорации оказываются настоящими деревьями, шумят от ветра и роняют листья. Грохот раскалывает небо, и первые капли дождя смешиваются с кровью на клинке.
Понимание приходит остро и безжалостно, спазмом сжимает горло.
Это не было игрой.
В бессилии Вы опускаетесь на колени.


***

 Совершенно необязательное вступление
«Сталкиваясь с самыми разными людьми, я не раз замечал странную предвзятость общества в отношении литературы. Причем дело не в какой-то особо агрессивной критике, а скорее в непонимании самого предмета, книги не воспринимаются как способ передачи информации. Фильмы и музыка впитываются на ура, критикуются и обсуждаются свободно, мнения и отзывы смешанные, спорщики сталкиваются лбами. Выразить свое мнение о занятном «Во все тяжкие», или обгадить «Красный карлик» считается нормальным, повсеместным.
При этом, заявив «Я прочитал сотни книг, а сейчас читаю Бродского», Вы приобретаете эдакий флер элитарности, словно возвышаясь над собеседником. Согласитесь, фраза «я посмотрел сотни сериалов, а сейчас смотрю «Игру престолов» звучит несколько иначе.
В восприятии большинства книга – нечто замшелое, нудное, скучное, даже отсталое. Ее нельзя читать компанией, и спецэффекты к страницам не прикручены. Книги становятся аксессуаром интеллекта, а не средством, и на прилавках Донцова и классики».

Таково мнение моего товарища, человека придирчивого и образованного.
Это он передергивает. Сериалы бывают разные, как и зрители – многим и BBC по нраву, многие умеют и отделять мух от котлет. Не следует переоценивать свой консерватизм.
Категорично обособлять литературу в отдельную категорию не стоит, учитывая многогранность современного мира, но товарищ прав в одном – на прилавках донцовы и классики. И пятьдесят оттенков серого.
Вообще, ситуация забавная.

С одной стороны - популярные книги с простыми сюжетами, которые хорошо продаются и формируют вкус. С другой – признанные шедевры, которые мало кто читает.
Середины нет, потому что «неформат».
В свою очередь, жесткий импринтинг с самого детства отзывается механическим «Пушкин – солнце русской поэзии!»
Ну, здорово. А Вы Пушкина перечитывали в зрелом возрасте? Любимый стих назовете?

Многие настолько зашорены устоявшимися еще со школьной программы догмами, что Лермонтов, Толстой, Достоевский просто не оцениваются, не критикуются. Они гении – это аксиома.
Не впитывается, не вдумывается, и со школьных лет не вспоминается.
Причины понятны – тот же Толстой читается в десятом классе, когда интересы у людей другие. Меня, например, куда больше волновала округлость ягодиц соседки по парте, нежели терзания Пьера Безухова.
А какой тогда смысл в прочтении, если на подкорке ничего не оседает? Отбить у человека охоту к чтению вообще?
Значит, сначала книги надо давать другие. Значит, читать нужно позднее, когда начинаешь думать головой, когда оценка мира может стать критичнее.
Спросят: «как можно критиковать Достоевского!?» Ну вот так, можно. Его книги запредельно ценны, но тяжелы мрачностью. Толстой многословен, Рабле грязен, однако это не умаляет их ценности.
Ведь никто и не просит критиковать напоказ, ты сам для себя пойми, ценна для тебя книга или нет; не мнение общества важно, а только твое, личное.
Сам думай! Сааам!

Увы, об этом не говорят.

В итоге, молодые классику читать не хотят, она им за десять лет опостылела, им современников подавай.
Идем к прилавку с современниками, а там – е-мое! Коэльо с тиражами, Глуховский с типажами! Сталкеры с гранатами и ведьмы на метле!
А мы другого не видим, нам что предлагают, то и берем. И вкусы на этом строим, и даже любить как-то начинаем такое всякое.

Сыну друга четырнадцать лет, Ведьмака не читал, только играл на приставке. О Пратчетте не слышал, Брэдбери не задел, Беляев – незнакомец. При этом себя считает поклонником фантастики, читал Коша, Белянина и Никитина. Ну, хоть Гарри Поттера прочел…
Он ни в чем не виноват, о Беляеве ему никто не рассказал, телевизор молчит, Интернет не рекламирует. Вот Вы – слышали о Беляеве за последние десять лет? А о Желязны – вот так, с экрана?

И это только о фантастике.

А теперь у нас всякие Евлампии с Анастейшами – классом пониже, мыслями пожиже. Но джанкфуд от литературы жрали, жрут и жрать будут, и в итоге с прилавков исчезает здоровая проза – автор тоже человек, неформат не продашь, сыт не будешь. Вытесняют-с.
Проблема не нова, и порочный круг не разорвать – еще Джек Лондон о своем «Смок Белью» отзывался негативно, Артур Конан Дойль считал Шерлока «легким чтивом».

Но, извините, где Шерлок, и где попаданцы? Сорок лет спустя «Марусю» Волошиной и Кулькова в классики русской литературы запишем?

Нелегко найти новые книги, которые западают в душу, зато «форматных» серий – пруд пруди. «Изводишь единого слова ради тысячи тонн словесной руды» - кто бы мог подумать, что эти слова в наше время ближе читателю, чем автору?

Конечно, есть и хорошие популярные книги. Из раскрученных - была и «Похороните меня за плинтусом», был сытый эскапизм Фрая, да и Пелевин, даже со всей своей наркоманией, временами заставляет задуматься.

Но иногда все же удается найти нечто особенное, Книгу с большой буквы, хоть это и требует почти сплошного прочтения незнакомых авторов. Истинные Книги пока еще встречаются.

Книги вне формата, вне рамок и конкуренции, книги глубокие, самобытные и свободные.

«Дом, в котором…» – одна из них.


Книги меняют нас.

Я бы мог призвать Вас не читать этот поток словоблудия, а просто пойти и купить книгу. Она того стоит.
Я бы мог расписать достоинства книги красивыми метафорами, изворачиваясь и паясничая в угоду читателю, но книга не заслуживает такого подхода.

Вместо этого, я попробую донести до Вас тот глубокий эмоциональный отпечаток, который оставляет книга.

«Дом» - это книга о социуме, взрослении, свободе и человечности.

На первый взгляд, Дом – это интернат для детей-инвалидов. Его обитатели разделены на группы – «стаи», и лишены настоящих имен – когда-то Дом окрестил их по своему вкусу, даровав клички: Сфинкс, Слепой, Табаки, Рыжая, Крыса, Курильщик, Викинг, Горбач… В Доме – их взгляды и чувства, привычки и жизнь. Жизнь чуждая, непонятная людям вне Дома, со своими правилами, ритуалами и законами.

Автор не сближает читателя с героями, но позволяет заглянуть в окно Дома.

Сюжет:

Социальная драма.
При первом прочтении книга непонятна. Дом загадочен, молчалив, самобытен. Читателю не будут разжевывать подоплеку Дома, его легенды и загадки. Не сразу можно понять самую что ни на есть тесную связь персонажей Кузнечика и Сфинкса, Шакала Табаки и Вонючки. Невозможно определить, в каком времени, в какой стране находится Дом – об этом не упоминается. Случайные, казалось бы, оговорки персонажей туманны, и кажутся лишенными смысла. Магия Дома неосязаема, о ней не говорят ни автор, ни персонажи – лишь полунамеки, пьяные сказки, песни обитателей Дома и рисунки на стенах приоткрывают вуаль.
Мы видим, что для обитателей Дома существует три мира – Наружность, в которой находится внешний мир, сам Дом, и некий Лес – таинственное междумирье, в котором могут оказаться избранные дети Дома – Прыгуны и Ходоки. Мы не знаем, что из себя представляет Лес, нам не объясняют, как и почему обитатели Дома получают возможность путешествовать туда. Эти путешествия – табу, о них не говорят. Более того, Лес от силы занимает от силы десять страниц книги, и совсем не похож на цветастое иномирье популярной фантастики. Мы знаем, что грядет выпуск, после которого большинство покинут стены Дома и выйдут в Наружность. Выпуск – как приближающаяся гроза, тревожит Дом и сердца людей.
Об остальном приходится догадываться самостоятельно.

Первое прочтение – странная сказка с мистическим ароматом.
Но это только верхний слой.

Второй круг, поворот часовой шестеренки – новое прочтение, и Вы смотрите другими глазами, Вам понятны мотивы героев, их взгляды и цели.

Очередной круг, очередное прочтение – и книга раскрывается, сверкает гранями, персонажи раскрываются с новой стороны. Дом наконец-то позволяет раскрыть тайны… лишь для того, чтобы столкнуть читателя с новыми.

Дом – иллюзия, зарисовка жизни. Я бы мог рассказать весь сюжет, и не донес бы до Вас ни малейшей крупицы истины книги. О сюжете невозможно говорить – то внешнее, что открыто изложено в тексте не имеет смысла, это лишь оболочка, маска. Истина в недомолвках, намеках, случайных оговорках. Но в любом случае, Вы никогда не будете уверены, правильно ли поняли очередную подсказку. Сюжет – это зарисовка, эмоциональный всплеск, тягучая фантазия, случайный взгляд.

Истина в людях.

Книга не дает ни одного ответа, но позволяет задать правильные вопросы. Гораздо более ценно, что эти вопросы задает себе сам читатель, индивидуально, по-своему воспринимая Дом и его обитате-лей. И у каждого будет свой Дом, и свои собственные вопросы.

Персонажи:

Персонажи живут, дышат и чувствуют. Они не просто «выпуклые» – они болезненно реалистичны, многогранны и сложны. Они живы.

Курильщик – его мы встречаем первым. Самый приземленный из обитателей Дома, молодой и открытый. Он до конца остается верен себе, Дом его не принимает. Единственный, чье настоящее имя известно читателю (Эрик Циммерман), передвигается в инвалидной коляске. Пытливый ум и ясность мысли, стремление докопаться до правды – вот его суть. Он – человек внешнего мира, чуждый Дому и его тайнам, покидает Дом неизмененным.
Курильщик – свободный человек. Дом не задает ему вопросов.
 Курильщик
1) Учащиеся называют его просто Домом, объединяя в этом емком слове все, что символизирует для них наша школа — семью, уют, взаимопонимание и заботу». Так было сказано в буклете, который я, выбравшись из Дома, собирался повесить на стену в траурной рамке. Может, даже с позолотой. Он был уникален — этот буклет. Ни слова правды и ни слова лжи. Не знаю, кто его составлял, но этот человек был своего рода гением. Дом действительно называли Домом. Объединяя в этом треклятом слове уйму всего.
2) — Плюнь, — сказал он. — Здесь все психи, один другого хуже.
— Да нет, почему же психи? — опять не сдержался я. — Просто игроки.
Черный посмотрел удивленно.
Я так и не понял, что его удивило. Слова, которых он не понял, или моя проницательность.
3) Эта мешанина из Фазаньих баек, суеверий, дурацких пословиц и поговорок крутилась у меня в голове, при-обретая все более дикие очертания. А когда я наконец справился с ней, то к своему удивлению понял, что теперь чуть лучше знаю Дом. На крупинку. Во всяком случае, понял многое, чего не понимал раньше. Страсть жителей Дома ко всяким небылицам родилась не на пустом месте. Так они превращали горе в суеверия. Суеверия в свою очередь превращались в традиции, а к традициям быстро привыкаешь. Особенно в детстве. Попади я сюда лет семь назад, может, и для меня общение с призраками было бы в порядке вещей. Мне даже стало обид-но, что это дикое, не мое детство прошло мимо. В нем не было ни рек, ни лесов, ни заброшенных кладбищ, но ведь и в настоящем моем детстве их не было. Зато я знал бы все законы и правила Дома, умел рассказывать дурацкие сказки, играть на гитаре, расшифровывать настенные надписи, гадать по куриным костям, помнил бы все предыдущие клички старожилов и, может быть, даже любил бы это ветхое здание, как никогда не смогу его полюбить. Чем дольше я обо всем этом думал, тем становилось грустнее. Я достал последнюю неспрятанную сигарету, закурил и стал смотреть, как дым уплывает к плафону, рассеиваясь в его свете.
4) — Пойми, Курильщик, — говорит он, стараясь не смотреть в раскрасневшееся лицо собеседника. — То, что для тебя ничего не значит, для кого-то — все. Почему ты не можешь в это поверить?
— Потому что это неправильно! — чуть не кричит Курильщик. — Вы слишком умные, чтобы жить, закрыв глаза! Чтобы верить, что с этого здания все начинается и им же заканчивается!



Сфинкс – лысый безрукий мыслитель. Он знает Дом лучше многих и снисходителен к новичкам. Он уравновешен и строг, он убежден, что находится в гармонии с Домом. Отзывчив, берет на себя ответственность за других.
Сфинкс – жертва самообмана. Действует ли он сам - по своему свободному выбору, или Дом подталкивает его к решениям – вот вопрос, на который отвечает Сфинкс.
 Сфинкс
Я смотрю в глаза своему отражению. Пристально, не моргая, пока глаза не начинают слезится. Иногда удается добиться ощущения полной отстраненности, иногда нет, это неплохое лекарство для нервов или пустая трата времени — все зависит от того, каким ты приблизился к зеркалу и что унесешь, отойдя от него.

Зеркала — насмешники. Любители злых розыгрышей, трудно постижимых нами, чье время течет быстрее. Намного быстрее, чем требуется для того, чтобы по достоинству оценить их юмор. Но я помню. Я, несчетное число раз смотревший в глаза забитого мальчугана, шепча: «хочу быть как Череп»… встречаю теперь взгляд человека, намного больше похожего на череп, чем носивший когда-то эту кличку. И, словно этого мало, я — единственный владелец безделушки, благодаря которой его так прозвали. Я могу оценить зазеркальный юмор, потому что помню то, что я помню, но многие ли тратили такую уйму времени на общение с зеркалами?

Я знаю красивейшего человека, который шарахается от зеркал, как от чумы.
Я знаю девушку, которая носит на шее целую коллекцию маленьких зеркал. Она чаще глядит в них, чем вокруг, и видит все фрагментами, в перевернутом виде.
Я знаю незрячего, иногда настороженно замирающего перед собственным отражением.
И помню хомяка, бросавшегося на свое отражение с яростью берсеркера.
Так что пусть мне не говорят, что в зеркалах не прячется магия. Она там есть, даже когда ты устал и ни на что не способен.


Слепой – имя говорит само за себя. Непохожий ни на кого, замкнутый и чуждый другим, он тес-нее всех сросся с плотью Дома. Из чужих эмоций, чувств, Слепой собирает себя по осколкам, отражая других как зеркало. Он живет в двух мирах – в собственной стае, где может получить крохи человеческого тепла, и в мистической изнанке Дома, в которой получает силу и власть. В урочный час Дом поставит его перед выбором, и назовет цену.
Кровь от крови Дома, Слепой блуждает в поисках себя.
 Слепой
1) Со временем он понял, что мал ростом и слаб. Он понял это, когда голоса других детей начали доноситься немного сверху, а их удары причинять ему больше вреда. Примерно в это же время он узнал, что некоторые из детей видят. Что это такое, он долго не мог понять. Он знал, что взрослые обладают каким-то большим преимуществом, позволявшим им свободно передвигаться за пределами его мира, но связывал это с их ростом и силой. Что такое «видеть», Слепой не понимал. А поняв умом, не мог представить. Долгое время понятие «зрячий» ассоциировалось для него только с меткостью. Зрячие били больнее.
Осознав преимущество более сильных и что-то видящих, он начал прилагать усилия, чтобы стать не хуже. Для него это было важно. Он очень старался — и его начали бояться. Слепой быстро понял, что именно вызывает страх. Дети боялись не силы, которой у него не было, а того, как он себя держал. Его спокойствия и безразличия, того, что он ничего не боится. Когда его били, он не плакал, а просто вставал и уходил. Когда он бил кого-то, этот кто-то обычно плакал, пугаясь его спокойствия. Он научился находить больные места, этого тоже боялись.
Чем старше он становился, тем острее ощущал общую неприязнь. Она проявлялась по-разному у детей и у взрослых, но в какой-то момент окружила его плотной стеной одиночества.

2) Когда Слепой обрывает песню, сразу исчезает в пыльном углу Арахна, уменьшившись до размеров ногтя, а кот утекает в напольную щель. Только взбесившийся ветер продолжает выть и стучать по трубам, рвется в слуховое окно, дергает раму… Стеклянный дождь — и он врывается внутрь, засыпая дощатый пол мусором и снегом.

Не обращая внимания на осколки, Слепой проходит по ним босиком. Подойдя к звездообразной дыре, протягивает руку в рамку стеклянных ножей, берет с крыши снег — пушистый и мягкий под твердой коркой — и пьет его с ладони.
— Я пью облака и замерзший дождь. Уличную копоть и следы воробьиных лапок. А что пьешь ты, Арахна?

3) Я вижу… Слепой отбегает от Черного, ссутулившись, прикрыв глаза, на губах — застывшая улыбка. Он не ходит и не кружит. Это почти танец. Мягкая, неслышная пляска смерти. Самое красивое и необычное в нем то, что я видел десятки раз, и никогда не мог понять, откуда оно берется. Это его прыжок в другой мир, где нет ни боли, ни слепоты, где он сдвигает время — каждую секунду в вечность, где все игра, и в этой игре запросто можно содрать с кого-нибудь кожу или проткнуть пальцем глаз, и хотя я никогда не видел ничего подобного, знаю, что это так, потому что чую в нем в такие моменты запах безумия, слишком отчетливый, чтобы не испугаться до полусмерти. В своем странном мире он превращается во что-то нечеловеческое, отбегает, ускользает, улетает, шурша крыльями, брызжет ядом, просачивается сквозь паркет и смеется. Это единственная игра, в которую он умеет играть с кем-то еще.


Шакал Табаки – трикстер. Сотня ухмылок, маски и амулеты, шутки и легенды – вся его суть.
Он знает Дом как свои пять пальцев, собирает хлам и творит хаос. Он ненавидит часы, и не зря – ведь на вопрос, который задает ему Дом, Шакал отвечает снова и снова. Способен ли он потерять все?
Табаки - уставший шут, истерзанный временем, вновь дает тот же ответ.
 Табаки
1) Не заползи на его плед, не дыхни на его подушку, не пукни у него под ухом! И как здорово было все это проделывать, предвкушая, что у него вот-вот кончится терпение, — и полетят во все стороны книги, подушки и перья! И смотреть, как пугается Курильщик. Теперь пугаться нечего. Второго такого, как Лорд, у нас нет.

Я достаю гармошку и исполняю три песни ожидания подряд. Я не люблю ждать, так что песни ожидания — самые унылые из моих песен. Больше трех я и сам не в состоянии вынести. Народ обычно начинает разбегаться уже на первой. В этот раз, правда, все терпят.

Когда становится совсем невмоготу, убираю гармошку и берусь за индийские сказки. Я часто их перечитываю. Очень успокаивающее занятие. Больше всего мне в них импонируют законы Кармы. «Тот, кто в этой жизни обидел осла, в следующей сам станет ослом». Не говоря уже о коровах. Очень справедливая система. Вот толь-ко чем глубже вникаешь, тем интереснее: кого же в прошлой жизни обидел ты?

2) — Хорошо, — говорю я. — Ты убедил меня.

Отстегиваю от цепочки одно колесико и кладу ему на ладонь.

Он глядит «туманно», берет мою руку и целует ее. И я — как это ни ужасно — становлюсь Хозяином Времени. Стоящим на пороге смерти, что, в общем-то, уже привычно, потому что ЕМУ-мне уже черт знает сколько лет. Столько не живут. Только длят существование. Я это терпеть не могу, поэтому чертов старикашка так недосягаем, он вечно в спячке, растянутой до бесконечности. Хозяйский кивок — он не тратит время на слова — кивок — это даже больше, чем мы можем себе позволить, и я возвращаюсь в себя родимого-любимого-ненаглядного, не в силах сдержать мерзкое хихиканье.


Горбач – поэт и романтик, любимец животных. Он очарован музыкой и природой, насилие ему недоступно. Сможет ли он принять жестокий мир черствых людей, или отгородится от него – вот его вопрос.
 Горбач
1) Горбач играл на флейте, двор слушал. Он играл совсем тихо, для себя. Ветер кругами носил листья, они оста-навливались попадая в лужи, там кончался их танец, и кончалось все. Размокнут и превратятся в грязь. Как и люди.

Тише, еще тише… Тонкие пальцы бегают по дыркам, и ветер швыряет листья в лицо, а монетки в заднем кармане врезаются в тело, и мерзнут голые лодыжки, покрываясь гусиной кожей. Хорошо, когда есть кусок поющего дерева. Успокаивающий, убаюкивающий, но только когда ты сам этого захочешь.

У него были стихи, зашифрованные на обоях рядом с подушкой, он соскребал их, когда надоедали. У него была флейта — подарок хорошего человека — он прятал ее в щель между матрасом и стеной. У него была ворона, он воровал для нее еду на кухне. У него были мотки шерсти, он вязал из них красивые свитера.

Он родился шестипалым и горбатым, уродливым, как обезьяний детеныш. В десять лет он был угрюмым и большеротым, с вечно расквашенными губами, с огромными лапами, которые рушили все вокруг. В семнадцать стал тоньше, тише и спокойнее. Лицо его было лицом взрослого, брови срастались над переносицей, густая грива цвета вороньих перьев росла вширь, как колючий куст. Он был равнодушен к еде и неряшлив в одежде, но-сил под ногтями траур и подолгу не менял носков. Он стеснялся своего горба и угрей на носу, стеснялся, что еще не бреется, и курил трубку, чтобы выглядеть старше. Втайне он читал душещипательные романы и сочинял стихи, в которых герой умирал долгой и мучительной смертью. Диккенса он прятал под подушкой.

Он любил Дом, никогда не знал другого дома и родителей, он вырос одним из многих и умел уходить в себя, когда хотел быть один. На флейте он лучше всего играл, когда его никто не слышал. Все получалась сразу — любая мелодия — словно их вдувал во флейту ветер. В лучших местах он жалел, что его никто не слышит, но знал, что будь рядом слушатель, так хорошо бы не получилось. В Доме горбатых называли Ангелами, подразумевая сложенные крылья, и это была одна из немногих ласковых кличек, которые Дом давал своим детям.


Стервятник – трагичный персонаж, угнетенный потерей. Погруженный в скорбь, он скользит по дому, пугая молодых. Его улыбка печальна, в глазах – понимание и насмешка. Стервятник дол-жен научится осознать ценность утраты, и Дом испытывает его.
 Стервятник
1) Топ-топ… Идет Птица, питающаяся падалью. Идет-бредет, постукивает увечной лапкой. Дорогу ей дайте! Всегда-всегда мы здесь гуляем в эти часы. Туда и обратно, и опять туда. Но приучить к этому публику невозможно. Они все равно попадаются под ноги, все равно мешают, пробегают мимо, сталкиваются… Не со мной, конечно, но с тенью брата моего, что тоже неприятно. Гуляю, предвидя грядущее. Дальше будет только хуже. Новый Закон поспособствует этому. Он поспособствует еще многому, помимо упомянутого, но это уже не моя забота. Или моя? Мы — вожаки — созданы для забот. Нам положено пресекать непресекаемое или по крайней мере сокрушаться о невозможности пресечь. Проку от этого ни малейшего. Одна головная боль.

Мимо ковыляют звери и птицы, жители зоопарка и их сторожа. Кто-то здоровается, кто-то отмалчивается. На Перекресточном карнизе сверкает снег. Терзает желание перепрыгнуть. Погулять на просторах изнанки Дома. Но нельзя. «Всякий раз, потакая своим желаниям, теряешь волю и становишься их рабом». Это изречение — одно из немногих, застрявших в памяти из старого кодекса Прыгунов, который был уничтожен в Смутные Времена. Целиком его нынче процитирует только Слепец, но мне хватает и одного абзаца.


Ральф – взрослый мужчина, педагог, воспитатель третьей и четвертой стаи Дома. Единственный из взрослых, кто осмелился подойти близко к опасному знанию, принял его, и получил новое видение. Вопрос в том, станет ли это знание наградой или наказанием?
Ральф не боится опасности, и получает возможность узнать ответ.
 Ральф
1) Он следил за ними с самого начала и видел, как они меняются, замечая это даже прежде, чем они начинали меняться. Он взял себе третью и четвертую, самых странных и самых опасных — хотя тогда было просто смешно думать о них так. Долгое время он ждал неизвестно чего, пока не заметил: что-то стронулось с места в их комнатах, чем-то эти комнаты стали отличаться от других. А вместе с ними и их обитатели. Это было неуловимое для несведущего изменение, его нужно было чувствовать кожей или вдыхать с воздухом, и часто, неделями, он не мог войти к ним по-настоящему, в место, которое они создали для себя, незаметно изменив существующее на самом деле. Со временем у него это стало получаться все лучше, а потом он с ужасом обнаружил, что в зону их невидимого мира проникают и другие, случайные люди. Это могло означать только одно: их мир существовал на самом деле или почти существовал. И он сбежал. Сбежал, уже зная, что вернется, чтобы увидеть, досмотреть до конца, узнать, ЧЕМ ЭТО КОНЧИТСЯ У НИХ? Теперь он сознавал, что не сможет помешать, чем бы это ни было, ему просто нужно было знать, каким оно будет. Потому что пока он учился у тех, что были до них, они учились тоже, и намного быстрее. Им не нужно было бы закрашивать стекла — он был в этом уверен — им достаточно было бы убедить себя, что окон не существует, и, может даже, они перестали бы существовать.


Македонский – ангел во плоти, добровольный слуга Дома и стаи. Где грань, отделяющая служение от рабства, сколько сил требуется, чтобы сдержать внутреннего дракона – вот вопросы Македонского.
Для него цена страха уравновешена ценой свободы.
 Македонский
0) Утром я спускаюсь во двор и кормлю собак — тех, что бегают в предрассветные часы по ту сторону сетки, в наружности. Они уже знают и ждут. Половина моего ужина — и они рассказывают мне о своей бродячей жизни, а я — о своей. Они живут в стае, я тоже. Нам есть о чем поговорить. Я никогда не спрашиваю, знают ли они, что такое грех. Но мне кажется, они знают. Иногда, очень редко, я творю для них чудеса: заживляю порезы на лапах, наращиваю шерсть на ожогах или сотворяю фантом Большой Белой Суки, немножко похожий на северного медведя. Им нравится гонять его вдоль сетки. Потом мы расходимся. Они убегают по своим драчливым делам, я ухожу в Дом. Бывает, в коридоре я встречаю Слепого, который возвращается с ночной прогулки. Чаще это случается по пути в двор, но иногда и на обратном пути. Мне кажется, если выйти среди ночи, он будет повсюду, в миллиарде обличий, совсем как мой призрак. Но ночью я не выхожу, я боюсь темноты.

1) — Скажи, Сфинкс, а Македонский… почему он такой? Вы отдали его на съеденье Лэри? Или он таким и был с самого начала?
— Каким — таким? — поморщился Сфинкс.
— Ну таким. Услужливым.
— А-а, и ты туда же, — протянул он. — Что мы с ним такого ужасного сотворили? Ничего. Но ты мне не веришь, так что я зря тебе это сказал.
Я и не поверил. Абсолютно.
— Почему он всегда за всеми убирает? Все всем подает? Ему это нравится?
— Не знаю, почему. Догадываюсь, но не знаю точно. Одно могу сказать — это не наша заслуга.
Должно быть, выражение моего лица было очень красноречиво.
Сфинкс вздохнул.
— Он видит в этом свое предназначение. Так мне кажется. Его предыдущая работа была намного тяжелее. Он работал ангелом, и это его достало. Так что теперь он изо всех сил старается доказать свою полезность в любом другом качестве.
— Кем-кем он работал?
Меньше всего я ожидал таких дурачеств от Сфинкса. Как-то само собой разумелось, что это область Табаки. Но у Сфинкса был свой стиль. Он не стал развивать тему.
— Ты расслышал, — сказал он. — Я не буду повторять.
— Ага, — пробормотал я. — Ладно.
— Приглядись. И увидишь, что он всегда старается опередить наши просьбы. Сделать что-то раньше, чем его попросят. Он вообще не любит, когда с ним заговаривают. Это его овеществляет.
— Как-как? — не понял я.
— Не лю-бит, — повторил Сфинкс по слогам. — Когда его замечают. Заговаривают. О чем-то спрашивают, обращают на него внимание. Его от этого коробит.
— Откуда ты знаешь? Он сам сказал?
— Нет. Просто я живу рядом.
Сфинкс нагнулся и почесал лодыжку протезом, как палкой.
— Он любит мед и грецкие орехи. Газировку, бродячих собак, полосатые тенты, круглые камни, поношенную одежду, кофе без сахара, телескопы и подушку на лице, когда спит. Не любит, когда ему смотрят в глаза или на руки, когда дует сильный ветер и облетает тополиный пух, не выносит одежду белого цвета, лимоны и запах ромашек. И все это видно любому, кто даст себе труд приглядеться.


…И многие, многие другие. Каждый обитатель дома уникален, перед каждым будет поставлен выбор, каждый получит возможность изменить судьбу.

Язык:

За показной простотой языка скрывается глубокая индивидуальность героев. Это замечаешь не сразу, но спустя какое-то время понимаешь особенности речи персонажей, их стиль мышления, манеру самовыражения. Все они разные. Особенность авторского стиля – намеки и недомолвки. По нескольким сказанным ранее фразам внимательный читатель сможет понять, о ком из персонажей идет речь в туманном финале. Нужно уметь подмечать мелочи и читать между строк, молчание персонажей подчас красноречивее слов.

 Дом
Закрываю глаза. О некоторых вещах не принято говорить прямо, но когда уже испортил все, что мог, надо за это расплачиваться.

— Это была заброшенная местность, — говорю скороговоркой, не открывая глаз, — раздолбанная трасса, вокруг — поля, изредка попадаются домики. Большая часть заколочена. Из основных примет… ну разве что закусочная. Она торчит где-то там на обочине. По-моему, на нее выходит каждый второй прыгун. Некоторые натыкаются и на заправку, но реже…

Кружится голова. Совсем чуть-чуть, но это тревожный признак.

— Извини, Лорд. Об этом нельзя долго говорить. Я не знаю, что было с тобой потом, и куда ты попал, но дорога на «ту сторону Дома» для всех начинается одинаково. Почти для всех. Я угадал?

Перестаю жмуриться. Глаза Лорда заняли пол-лица. Как у лунатика, которого внезапно разбудили. Самое время явиться Яну и встретить его безумный взор. Беспокойно озираюсь на дверь.

— Все, Лорд. Соберись. Ты ничего не слышал. Оставь в покое одеяло, сосчитай до ста, выпей молока. Ян обещал зайти. Будешь так дико таращиться, тебя нашпигуют таблетками и запакуют в смирительную рубашку.

…— Прости. Не могу. Об этом не говорят.

— Я почему-то так и думал. Законы Дома, чтоб их все перезабыли, так?

— Никаких законов. Все получается само собой. Я, например, не суеверен, но вполне может статься, что если я сейчас начну делиться с тобой впечатлениями, мой следующий визит «на ту сторону» закончится не очень хорошо. Правда, я в те края не собираюсь, но кто может знать? О таких вещах никто ничего толком не знает. А болтать о том, чего не понимаешь, не стоит.

…Слушай, Лорд, — говорю миролюбиво. — Попробуй ответить на свой вопрос сам. Ты же не Курильщик. Подумай хорошенько.

— Ночь Сказок?

— Молодец!

И похвалы в системе обучения Слепого не приветствовались, но я все же не он.

— Знаешь, как она раньше называлась? «Ночь, когда можно говорить». Слишком прозрачно, да?

— Стихи, песни… — бормочет Лорд. — Кто-то мог проговариваться спьяну. Песни нетрезвого Табаки иногда звучат очень странно…

Итог:

Дом – это материнская утроба, это отчий дом, это тюрьма, это больница и школа. Дом - жестокий судья и дружелюбный колдун, универсальный всечеловеческий катализатор.

Дом дарит глубокий катарсис и погружает в безотчетный страх, карает и милует. Он знает Ваше истинное лицо.

Дом – одна из тех книг, после прочтения которых понимаешь, что существует настоящее искусство, заключенное в переплет, истинное волшебное творчество созидания. Словно в первый раз осознаешь, что книги способны по-настоящему вдохновить, освежить сознание, позволить взглянуть на мир по-новому.

И ты понимаешь, что Дом – Книга с большой буквы, потому что ты приобрел что-то очень ценное, очень личное, что Дом неуловимо изменил тебя.

Потому что Дом для каждого свой, и потому что есть уникальные книги, которые не просто за-поминаются, но впечатываются в подкорку, будоражат кровь и пробуждают эмоции.

Книги, которые меняют нас.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мариам Петросян и "Дом, в котором..."
СообщениеДобавлено: 09 авг 2016, 19:14 
Сталкер
Сталкер
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 июл 2010, 21:25
Сообщений: 397
Откуда: Санкт-Петербург
Имя пользователя: Джим
Пол пользователя: Мужской
Очков репутации: 21
Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации


Не в сети
Даже боюсь начинать читать этот Дом.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мариам Петросян и "Дом, в котором..."
СообщениеДобавлено: 09 авг 2016, 23:10 
Активный читатель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 окт 2011, 00:34
Сообщений: 186
Имя пользователя: Кари
Пол пользователя: Женский
Очков репутации: 12
Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации


Не в сети
Мне советуют Дом уже очень давно. Много, очень много хороших отзывов я слышала. Но... Есть внутренний протест. У меня так бывает, когда что-то очень советуют и хвалят. Не знаю почему, но возникает непонятное... пожалуй даже отвращение при одной мысли о прочтении. Браться с таким настроем пусть и за очень хорошие книги - дохлый номер. Не понравится. Так что пока жду, когда заскок пройдет.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мариам Петросян и "Дом, в котором..."
СообщениеДобавлено: 10 авг 2016, 19:26 
Сталкер
Сталкер
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 июл 2010, 21:25
Сообщений: 397
Откуда: Санкт-Петербург
Имя пользователя: Джим
Пол пользователя: Мужской
Очков репутации: 21
Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации


Не в сети
У меня протест не от того, что хвалят, я благосклонно советы что-нибудь почитать принимаю. Меня сама книга не привлекает, по описаниям создается ощущение чего-то депрессивного. Ну и не очень я аллегории всякие люблю. Мне бы что-нибудь самобытное, жизненное.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мариам Петросян и "Дом, в котором..."
СообщениеДобавлено: 11 авг 2016, 00:48 
Активный читатель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 окт 2011, 00:34
Сообщений: 186
Имя пользователя: Кари
Пол пользователя: Женский
Очков репутации: 12
Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации


Не в сети
Цитата:
Меня сама книга не привлекает, по описаниям создается ощущение чего-то депрессивного.

Ну да, есть подозрения, что радостного там не много. Но под определенное настроение мне такие вещи заходят. Достоевского вот люблю иногда перечитать, а он, как известно, тот еще оптимист. :)

Цитата:
Мне бы что-нибудь самобытное, жизненное.

Хотеть не вредно, как говорится. В отечественной фантастике вообще давно ничего стоящего не встречала. Все затасканное и полинявшее какое-то. Ну, или откровенно придурковатое. Но не считать же это за самобытность, в самом деле.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мариам Петросян и "Дом, в котором..."
СообщениеДобавлено: 15 авг 2016, 17:05 
Сталкер
Сталкер
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 июл 2010, 21:25
Сообщений: 397
Откуда: Санкт-Петербург
Имя пользователя: Джим
Пол пользователя: Мужской
Очков репутации: 21
Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации


Не в сети
Эх, пойду, Саймака почитаю.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мариам Петросян и "Дом, в котором..."
СообщениеДобавлено: 29 авг 2016, 01:40 
Сталкер
Сталкер
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 мар 2010, 21:12
Сообщений: 169
Откуда: Москва - Санкт-Петербург
Медали: 1
Каскадер (1)
Имя пользователя: Артем
Пол пользователя: Мужской
Очков репутации: 40
Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации


Не в сети
Нерегулярное посещение сайта приносит свои плоды - удивительным образом обнаружилась рецензия-отзыв на Дом, что само по себе неплохо и очень неожиданно. Отдельно понравилось вступление о масс-культуре, можно было бы его и убрать из-под ката. Немного переработать и можно с плашкой в рецензии отправлять.
О книге споры ведутся постоянно - ожидания одних не оправдываются, другие же получают такую инъекцию сюрреализма, что становятся неготовы переходить к эмоционально легковесным произведениям.
Книга забирает тебя постепенно в свой замкнутый, ограниченный нарративным воображением мир. Вначале очень легко запутаться в количестве кличек и скачущих диалогах и ситуациях, однако в какой-то момент ты понимаешь, что не можешь выбраться из дома - он тебя впускает, после такого "поверхностного" изучения.
Попав в этот странный, чарующий дом ты знакомишься с его Изнанкой и Лесом. С теми кто живет там. Теми кого дом принял и впустил в свое сердце. Вместе с ними и ты проникаешь в этот таинственный мир, украдкой, следуя за героями.
Книга цепляет живыми персонажами и образами настолько, что перечитывать её одно удовольствие.
Сразу скажу, у любителей ЖЮФ - не пойдет. :crazy:



Вторую неделю в засаде лежу...
Как только поймаю - я тааак засажу...

(Поручик Ржевский, одуревший от воздержания)
(с)nastycatinbox

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мариам Петросян и "Дом, в котором..."
СообщениеДобавлено: 30 авг 2016, 14:46 
Читатель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 янв 2013, 18:40
Сообщений: 15
Имя пользователя: Горина
Пол пользователя: Женский
Очков репутации: 5
Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации


Не в сети
Если книгу читать вслепую, просто взяв с полки или скачав по простейшей рекомендации - скорее всего, понравится. Слава богу, что я ее прочитала именно так, а через пару лет уже пошла мода на "Дом", начались восторги, обожания, крики, вопли и прочие сопли в сахаре. Ей-богу, если бы все это увидела до прочтения - книга бы автоматом записалась в "а-ля сумерки" и никогда бы не прочиталась.
Насчет инъекции сюрреализма согласна. Сюрреализм потом выходит медленно и мучительно, в этом плане он почему-то схож с наркотиком. В этом плане книга ничем не отличается от Других Хороших Книг.



- Смотри. Видишь воду? Она красивая, когда спокойная.
Снежница размахнулась, и увесистый камень полетел прямо в озеро.
- А сейчас видишь круги? Не так красиво, верно?
- Да, - мальчик потер нос.
- Эта вода как моя душа. А камень - это что-то плохое, что я сделала. После него моя душа не такая, как была раньше.
Мир послушно кивнул, но вскоре подскочил:
- Но теперь-то вода такая же, как была!
- Я от своих слов не отказываюсь. Кругов нет, все как прежде, но... Камень-то там так и остался (с)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мариам Петросян и "Дом, в котором..."
СообщениеДобавлено: 01 сен 2016, 11:59 
Lawful Evil
Lawful Evil
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 фев 2010, 15:03
Сообщений: 1715
Откуда: Казахстан
Медали: 4
Орден Славы (1) За особые заслуги (1) Комментатор (1) Плоская медаль (1)
Имя пользователя: Главный Злодей
Пол пользователя: Мужской
Очков репутации: 50
Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации


Не в сети
Читал, мне не понравилась. Уже даже не помню, о чём конкретно книга и чем ещё не понравилась. Помню, что больше всего не понравилось - я автору не поверил. Не поверил в то, что персонажи в книге - живые, а не выдуманные. Не поверил в то, что это дети того возраста, о котором автор пишет и в то, что они способны так себя вести. Я, правда, в приюте не жил, может чего-то не понимаю. Но мне книга, так или иначе, не зашла.



"Многих, творящих зло, оправдает их чин." (с) - Г. Богослов


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мариам Петросян и "Дом, в котором..."
СообщениеДобавлено: 07 ноя 2016, 05:18 
Активный читатель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 окт 2011, 17:50
Сообщений: 80
Откуда: Ул. Герцена, гастроном № 22
Имя пользователя: Ѯ
Пол пользователя: Женский
Очков репутации: 29
Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации


Не в сети
Ох, давненько я не брала в руки шашек.
С чего бы начать? Начну, пожалуй, с того, что я честно прочла "Дом" два раза. В первый раз я читала запоем и рыдала в конце, хоть и была у меня мысль, что "что-то не так". Во второй раз я попыталась понять, что же меня так затронуло, и что конкретно не так, и я перечитала книгу уже более... дотошно, наверное.
И вот, что я таки поняла.
Из плюсов:
1. Великолепная сюрреалистичная атмосфера.
2. Непредсказуемость сюжета. Одна из немногих книг, в которых я не строила догадки по поводу конца - просто читала.
3. Детские главы. В детских главах, чёрт бы их побрал, прекрасно всё: там действительно живые персонажи, интернат похож на интернат, люди ведут себя как люди, а дети - как дети. Там нет жеваных эпизодов, всё к месту.

А теперь начну раздавать сёстрам по серьгам.
1. Подростки из замечательно прописанных детей превратились во всезнающих болванчиков, способных только загадочно смотреть и выдавать философские истины. Да, за ними весело наблюдать, но скорее их поведение напоминает поведение студентов из семей среднего класса.

2. Будни интерната. Я, к сожалению или к счастью, знаю, что такое интернат для инвалидов, и как обстоят дела в детских домах. Заходила, лежала в больницах при них, общалась с местными, несколько друзей есть оттуда. Даже если списать быт Дома на сюр и условность - не верю я, что это интернат. Нет там проблем жизни в интернате. Кофеварки, которые есть у каждой собаки, убивали почему-то больше всего. Плитки в комнатах убивали чуть щадяще. Отсутствие школы в жизни воспитанников. Безлимит на наличные после всего предыдущего казался чем-то мелким. Фактическое отсутствие надзора воспитателей - они мелькают в кадре, но мало что делают. Убийства и смерти в интернате, за который родители платят деньги? Вы серьёзно? Более всего это похоже на быт сквоттеров или на будни той же общаги, но никак не интернат для подростков-инвалидов, даже сюрреалистичный. Зачем вообще браться за интернат, если интернатом там и не пахнет?

3. Основные сюжетные точки происходят где-то за кадром - вот это выводило из себя по-настоящему. Вспомнить хотя бы эпизод с раскрытием тайны о чайке.
- Ой, а я была чайкой всё это время.
- Ух ты, это же одна из главных загадок нашего детства!
А читатель узнаёт о ней только сейчас, после подробных детских глав, в которых это не упоминалось никак, после оглашения разгадки. После оглашения разгадки, Карл! Всё равно, что в детективе Агаты Кристи Пуаро на пару с Гастингсом всю книгу ели бы салатики, а потом Пуаро сказал бы имя человека, убившего восемь детей. И вдобавок оказалось, что про это убийство все знали, а сам Пуаро вёл напряженное расследование. Так и хочется воскликнуть: ау, писатель, я читатель, привет! Может, уделишь мне немного времени? А не то я уже начинаю думать, что вы там это всё на ходу придумываете, по велению левой пятки.
То же самое относительно пребывания Сфинкса на Изнанке. Да, можно сказать, что переломный момент жизни персонажа, который мог бы дать ключ к верному пониманию его характера, не включили специально. Вообще, ни намёков, ни сказок с Изнанки, ничего. Авторская задумка. Из-за этой авторской задумки у меня в голове так и не сложился целостный образ персонажа, поскольку я не знаю, что и как на него повлияло, почему он изменился. Спасибо, теперь для меня это два разных героя, Кузнечик и Сфинкс, и связать их не удаётся. Одного слили, а другой появился из ниоткуда.

4. Рваное повествование, которое не оправдано ничем, а только ломает всё. Герои, которые не нужны. Здесь, конечно, ИМХО, но я постараюсь объяснить, почему.
Одной из линий книги является взаимоотношение Слепого и Сфинкса, и вот как раз эта линия пострадала больше всего. Последовательная по времени структура позволила бы читателю проследить развитие этой линии, да что там - проследить взросление и становление персонажей. И стало бы видно, что в условном настоящем Сфинкс и Слепой практически не контактировали, и их разрешение конфликта из-за этого в финале выглядит как не пришей кобыле хвост. Дратути, вспомнил про друга, надо же. И снижается в разы ценность выбора остаться в реальности для Сфинкса. Да не было у него выбора. Он стремился уйти от мира? Нет. У него есть,за что держаться здесь? Да. Он ненавидит Изнанку? Да. Он контактировал со Слепым в последнее время? Не особо. В чём трагизм-то? В чём мучительность выбора?
Из-за такого дурацкого монтажа тяжело вообще оценить отношения между персонажами, как они менялись, что на это влияло. Напомню, мы читаем сюрреалистичную, но всё же слайсятину. Адаптация, притирание, взаимоотношения - её основа. В итоге, читатель путается вместе с автором. Несколько человек, которым я дала прочесть "Дом" на пробу, жаловались мне как раз на сумбур, на то, что они не могут понять, кто где и на ком стоял. В одном случае мне даже пришлось человеку схемку чертить, при том, что этот человек легко читал и понимал Гегеля и Кьеркегора, да и вообще тащился по идеализму.
За всю книгу мы дважды проходим "инициацию" в Доме - с Курильщиком и со Сфинксом (Кузнечиком тогда ещё). Зачем два раза-то, когда путь был один и тот же? Почему бы не сосредоточиться на становлении Сфинкса нормально, и показать вхождение в Дом его глазами от и до? Всё равно на нём сюжет клином сходится. Зачем нужны эти бесконечные POVы от лица ста пятидесяти разных персонажей? От них убавилось бы колорита или мистики, что ли, если бы мы понаблюдали за ними со стороны? Убавилось бы сумбура и неразберихи.
Возвращаясь к предыдущему пункту, я, мягко говоря, не понимаю, зачем вообще в сюжете нужен Курильщик. Он появляется в начале, в Самой Длинной и в конце. Всё. А когда именно автор рассказала, что Курильщик, оказывается, художник, и постоянно рисует? В. Конце. Книги. Вот насколько этот персонаж нужен сюжету. Да, это же совсем не важно, подумаешь - основная черта поведения и характера. И вот так везде. Я не прошу раскрывать все карты, я прошу хотя бы рассказать о персонажах, раз уж они в сюжете есть. Я хочу сопереживать людям, а не полуразмытым фигурам за дымной завесой.
Ах, да, про Македонского в конце все резко забыли. Даже автор. В новый круг ушел вместе с частью сюжета, не иначе.

5. Конфликты с реальностью. Охохо. Скажу так - Рубен Гальего, "Белое на чёрном". После него все конфликты с реальностью на почве инвалидности в "Доме" кажутся какой-то то ли девичьей фантазией на тему, то ли нытьём эмо-подростков. Опять же, все выпускники Дома прекрасно устроились в жизни. Художник, владелец автомастерской, педагог, парочка успешных сквоттеров. Водят автомобили, уважаемые люди. Ни одного случая бомжевания или алкоголизма. Даже за угон фургона никого не посадили. Прелесть, да и только. Дом престарелых в 17 лет, где ты гарантированно проживёшь недолго? Вечная нищета без надежды на нормальное образование и работу? Нет, не слышал. Чего ныли - непонятно.
Может, суть в ушедших на Изнанку, может, они были неустроены? А они пытались вообще устроиться? Сталкивались ли с проблемами? Может, их что-то сломало? А вот пёс их знает, нам же об этом не сказали, а самой придумать можно что угодно. Тяжелое детство, чугунные игрушки и родители-пофигисты? Увы, как правило, такие условия приводят не к эскапизму, а к выработке внутреннего стержня и желанию пробиться в люди. Элементарно фантазировать некогда, и магичить некогда - помрёшь. Исключением могут стать затюканные виктимы, но на весь Дом тут только один такой - и это Мак, который не пойми куда делся.

6. И, в заключение, концовка, а точнее, последняя половина третьей части. Сама по себе, в вакууме, она хороша, она более взрослая, чем сама книга, но на корню перечёркивает весь шарм "оригинала". Во-первых, видно невооруженным глазом, где заканчивается "оригинал", а где начинается дописанное по просьбе издателя. Во-вторых, концовка содержит прекрасную мысль: "они не потянулись бы к Изнанке, если бы общество их не отвергло". Увы, она там просто прилеплена (см. предыдущий пункт про "отверженных обществом"). А твисту про то, что изнанка реальна, ушедшие впали в летаргический сон и не стареют(!), да ещё и исчезают, я, блин, готова аплодировать стоя. Это просто эталон того, как нужно разрушать на корню мистическую составляющую книги. Ой, читатель, ты всю книгу сомневался, реально это шаманство или просто детишки впали в крайнюю форму эскапизма? Получи в лоб, магия реальна, дети не стареют.
Ох, а эта идея с кругами времени, придуманная только для того, чтобы хоть куда-нибудь деть Табаки! Почему я решила, что это так? Да потому что ни одного намёка в "оригинале", в шакальем восьмидневнике, ни на какие круги времени не было. Да, выкрутились эффектно. Да, последний эпизод хорош. Но, если уж автор бралась дорабатывать старую рукопись, почему бы не вписать эту идею, а не просто приклеить в конец? Почему бы не раскидать намёков?
И да, Табаки было безумно жаль. Остальных - нет (хотя замечательный эпизод на руинах Дома мне дюже понравился), а вот здесь чего-то пробрало. Вечный день сурка, делай, что хочешь, спасай и правь - всё равно весь ужас какого-нибудь Выпуска повторится по-новой - по-моему, самое худшее, что могло случиться с таким деятельным и харизматичным персонажем. И ведь если бы он вышел из этого замкнутого круга - ничего бы не поменялось, в прошлом-то он бы всё равно остался, переносится в прошлое ведь только его сознание и опыт. Было бы вдвойне его жаль, если бы прояснилось, сам он выбрал для себя такую судьбу или нет, - если сам, то это тянуло бы на, внимание, иллюстрацию к авторской идее: какой бы жуткой ни была зацикленная жизнь в Доме, Наружность во много раз хуже, а Дом - он, всё таки, дом. И было бы просто замечательно, если бы рассказали, есть ли у него цель, для чего он обрёк себя на такое существование; я бы хоть понадеялась, что в следующем круге у него получится... что-то.

Итак, мой вердикт: "Дом" - это сырое произведение, три четверти которого составляют перечисленные минусы. Сумбур во всём - биты сюжета утеряны, биты персонажей перепутаны волей автора из-за рваного монтажа. Но при этом есть прекрасная атмосфера и чудесные детские главы. Особенно обидно оттого, что все проблемы книги можно решить, просто посидев над ней полгодика и доведя до ума. Чёрт его знает, почему так вышло, я склонна винить редакторов, которые торопили автора, мне хочется думать, что автору просто не хватило времени.
Примерно в этом месте мне возражают, мол, как можно, что ж тебе, собака, всё на блюдечке подавай, на первой странице выкладывай? Нет, тактика подачи материала через иносказания и полунамёки меня более чем устраивает. Но я всё же хочу следить за сюжетом, поволноваться хочу за героев, а не узнавать разрешения конфликтов "по факту", да ещё и мимоходом, будто это не веха, а так, кто-то дверью хлопнул. И придумывать за автора обоснуи и куски сюжета не хочу. И объяснения на лестнице, которыми завален фандом, тоже слушать не хочу. Если ты хотел вложить что-то в произведение, но не вложил, или вложил так, что никто, кроме тебя не понял, - это твои авторские проблемы. Можно сотню раз повторять про глупость современного человека, воспитанного легковесным чтивом, и неспособным воспринять тонкие грани сюрреализма, но если тебе нужно садиться и рассказывать читателям, что они там должны были увидеть - дела в Датском королевстве плохи.
Я всё-таки хотела увидеть историю о взрослении и выборе в пользу реальности или нет. Настоящем выборе, мучительном. Чтобы мистику не разбивали так топорно. О дружбе, о взаимоотношениях. О трудностях принятия реальности, об освобождении от кокона эскапизма, или о закутывании в него с головой. О последовательных причинах такого выбора. А получила - фиг, как в детской книжке "Допиши историю сам".
Кстати, забавное наблюдение - во всех, виденных мной положительных отзывах на "Дом" почти не говорится о сюжете. О атмосфере - да, о персонажах - дофигища, об аллюзиях, скрытых смыслах, пасхалках - тоже много. Мелкие криптотеории, вроде аварии и гибели родных у Курильщика, непонятно кем написанного приглашения и прочего - есть. А вот о сюжете, его логике и динамике - вообще ничего.

P.S. Тогда же я задалась вопросом: почему одномоментно поднялась какая-то неописуемая волна восторга? Почему люди, довольно близкие мне по духу, чуть ли не боготворят книгу? А разгадка на поверхности. Скорее всего, автор не вкладывала эту мысль изначально, она просто придумала персонажей, они ей полюбились, и всё заверте... Но мысль эту ухватили сотни подростков-эскапистов. Ты отличаешься от других? У тебя есть непонятное увлечение, которому ты придаёшь сакральный смысл? Ты выбиваешься из общества? Ты идеалист в философском плане? Не пробуй пробиваться, тебе нечего ловить от этого мира. Уходи в эскапизм с головой - и да будет тебе счастье в твоём выдуманном мирке. Отсюда этот карго-культ - люди реально себе стены изрисовывают, обереги делают, собираются в стаи и становятся сквоттерами, не особенно задумываясь о "Доме" как литературном произведении. Они пытаются создать хотя бы частичку Дома - места, где они могут, не оглядываясь на реальность и не меняясь, жить в своём мире, и быть востребованными, любимыми, нужными. Ни в коем случае их не осуждаю, кто я вообще такая. Но это проблема, и проблема громадная.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мариам Петросян и "Дом, в котором..."
СообщениеДобавлено: 20 дек 2016, 19:25 
Сталкер
Сталкер
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 июл 2010, 21:25
Сообщений: 397
Откуда: Санкт-Петербург
Имя пользователя: Джим
Пол пользователя: Мужской
Очков репутации: 21
Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации


Не в сети
Каэдэ Хьюи Блайфил

Спасибо за отзыв :)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 11 ] 

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Template made by DEVPPL Flash Games - Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB
 

Large Visitor Map